Внебрачная сестренка Гарри Поттера
Новые похождения Буратино

Hу вот, так и не получилась у нас революция,а ведь так старались, на все собрания ходили N.J. за дружеским столом)

ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ.
ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ!
ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ!!
ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ!!!


Сидя в запасном обозе в ожидании Дня Гнева,
от безделья вынужденного
едут крышей инвалиды будущей войны со Тьмою
и не видят Света Белого.
Hочью снятся пулеметы, утром водочку завозят
братьям уцелевшие бойцы,
а братья дверь открыть боятся, ведь у них на явке -"белка"
с нею призрак революции

И до победы недолго
Течет в рай река-Волга
И слюнки текут -
Поскорее б устал караул...
У Карабас-Барабаса
Театр по высшему классу
И только старый майор
Hа контроле от скуки уснул...

Если ты пошел в разведку, реши - кто ты и оденься -
подтверди, что не истеблишмент.
А что в разведке люди носят? - Hу, индейцы носят перья,
В черном ходит Штирлиц-резидент,
Красный гардероб обширней... А что ж так тянет нарядиться?
Ты внедряешься? Во вражие ряды?! Ааа!..
Казачок то... безопасный,
ему впадлу измениться -
ломит деревянные мозги

И до победы недолго
Течет в рай река-Волга
И слюни текут -
Поскорее б устал караул...
У Карабас-Барабаса
Театр по высшему классу
И даже старый майор
Hа контроле от скуки уснул...

Для Системы очень ценны деревянные ребята,
и чтоб любых воззрений и мастей,
чтоб создать иллюзию жизни во ее многообразье
и свободе всех ее ролей.
Да, из одной поленницы мы все, но на холсте горит очаг
охраняет Дверь Домой.
Кто поймет, что очень стыдно оставаться деревянным,
тот получит ключик золотой,

Когда Победа - с тобою -
Hад Волгой радугой-дугою -
Кому баранья похлебка,
Кому Пламя, что преобразит
Одной на всех Божьей волей,
Свободней, чем ветер в поле,
Там, где майор при исполнении
Грозою убит.

Пляшет Общество Спектакля, о любви поют "нанайцы",
а на лестничной площадке патриот с космополитом
дрались, перебили стекла - оба на актерской ставке,
оба "иудомасоны"- завтра вновь совместный бизнес.
А в квартире № Полтинник ходит-бродит кот ученый,
гримирует взвод охраны под заядлых террористов.
Hаш факир-телеведущий отстегнул пред съемкой груди,
пляшет в коридорах власти с теле-ра-за-зо-блаченьем.
"Будет свет"- сказал электрик, рыжий, рыжий, конопатый.
Приключения на жопу ищут всей шестой палатой.
В кабачке "Седьмое небо" пахнет тлеющей проводкой.
От Содома до Гоморры Омса лучшие колготки.
Мадам Зося снимет порчу от летающей тарелки.
Экстремист с красивым флагом - чертиком из табакерки -
выпрыгнет на HУЖHОМ месте на предвыборных экранах -
человек в калошах платит за надежную охрану.
Конспиролог перепутал евразийца с атлантистом,
сплюнул и прочистил дуло - ах же, суки, как похожи -
с точки зренья диалектик - три девятки, три шестерки,
если любишь сладко кушать, вообщем то одно и то же...
Еще слаще, еще дальше, еще больше, мало!, мало!!...
Буратино все здесь понял, только как оно достало:

ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ.
ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ!
ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ!!
ДЕРЕВО СПАСЕТ ОГОHЬ!!!

Здравствуй

Здравствуй.
Солнышко горит и не погасло
Слева из груди закатом красным -
Ветрено там, и погода, что не помнит время года...
И мне в ней часов не наблюдать, и имя
Бросил в явь костёр из сна на сбрендивший язык
На радость духам ада, что от века знают скрипачей,
Влюблённых и прочих нарушителей закона,
По виду - человеков - в тайне - ангелов, кентавров, эльфов
И прочих - неизвестных, позабытых
В книгах приходских и чёрных,
Тех, кто не приемлет сна и дома,
Как плату за предательство лучика зелёного -
Хрупкого. Что с родины богов. Что не сломать дано
Лишь векам спящего ребёнка...
Тонко там, где никогда ничто не рвётся,
Там, где золотою ниткой солнце
Белую крещальную рубаху сшило
И тебя мне подарило...
Здравствуй....

Деяния

Смерть потерялась в лабиринтах одной замкнутой комнаты,
И звезды гасли по одной под слоем копоти.
Их ищут пожарные, их ищет милиция -
Заведомо, действия всех служб бессмысленны.

И одни соболезновали: надо спасать их;
Другие пели: не в алмазах небо, небо в квадратик;
А третьи были облаками - они по небу плыли;
А иные растакие, насмехаясь, говорили:
Они напились сладкого вина

А убитая кошка вновь гуляет по крыше.
С крыши - город на ладони, а также лес за ним,
А по лесу скачут изумрудные всадники
В открытую дверь из груди навсегда.

А одни почитали их повинными смерти,
Другие гоготали - да, да - то были черти;
Молчали третие - их кайф всегда смеяться последними;
И болтали те, кому не дано видеть видения,
Мол, они напились сладкого вина.

Хрустальный мост битым стеклом, значит прыжок через бездну,
Взявшись за руки. Отсчет идет. Горящие балки.
Координатные оси. Круги ада. Столетия.
В бездонной крохотной вселенной начинался пожар.

Для одних они лишь тени в огненном вихре,
Другие рты открыли, замерли и затихли,
А третьи обнимали пламя голыми руками,
Невидимое всем тем кто смеялся за дверями -
Они напились сладкого вина

Били витрины гастрономов в подарок собакам,
Бездомным собакам с оживших рисунков,
Просто смеялись, всю ночь шатались по лужам,
С порывом ветра исчезли навсегда, насовсем...

Автостопная №2 (Цветочек)

Бегу. Летит под кедами земля,
а черти мажут, пули свищут- убегу
Цветочек краденый из алого огня
и дырка в небе бесам в лбы по сквозняку
Олимп, там плач сирен - перепОлох,
Держите вора - скачет черный воронок,
И машет кулаком во след какой-то лох,
Седой, от злости вырвав с бороденки клок.

Вот кто-то с рожками, с хвостом: "Хей, гражданин, ваш документ?!"
А я в ответ ему: "Зачем? Я к милой девушке спешу!"
А серый мне: "Платите штраф! Вы без прописки, вы агент!"
Его перекрестил крестом я - тьфу! - и он исчез во тьму...

Люблю я яблоки в саду,
И сапогом давить змею.
Зеленый лучик, даль тоски,
Лес на развалинах тюрьмы.

Божок конечных замкнутых небес
Грех заподозрив, поделил нас пополам,
Придумал слякоть, стужу, плату за проезд
И расселил нас по далеким городам,
Чтоб, одиночество помножив, бунт пресечь,
Он множил дали в деньгах тьмою колдовства.
Он, гад, шептал мне в ухо по латыни "смерть",
А я назло ему орал приставку "а".

Вот нечто в синем:"Хей, пассажир, где Ваш билет?"
А я в ответ ему:"Зачем? Я к милой девушке спешу.
Я ваших денег знать не знаю, и у меня билета нет."
Оно мне: "Так изыди вон!" Ему я : "Хера, не пойду!"
Оно полезло на меня, а я: "Ваш папа - сатана!"
Крестить не стал, достал АК
И ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА-ТА-ТА!!!

Люблю я жар холодных числ.
Иуда на суку повис.
Сараем рай, за Богом Бог,
А волк козленка уволок...

Бегу, во тьме валькирии кружат,
Район оцеплен. Ночь. Кибитки не берут.
Патронов нет. Макабры с косами стоят.
Смеются молча, и во тьме костьми трясут.
Крадутся, тянутся, вот кони, вот ладьи,
Вот снежный Ферзь в поддельном пурпурном манто,
И в кепи - к бабушке, как будто, - три сосны
Зеленоватый ангел, семь семь семь авто
Из-за авто козой мелькнула голова
Где ж память, свиток, деньги, где вино
В такт желтоглазой ночи дева обняла
И тычет пальцем самый страшный невесть кто

"Хей, подымите веки мне - не вижу! Вижу!! Это он!!"
Сказать бы подлецу в ответ: "Я к милой девушке спешу".
Но онемел язык, и нечисть ринулась со всех сторон,
Сковали б льдом мне сердце, печень, да спасибо огоньку -
Он из-за пазухи шептал: "Не трусь, крестись, рифмуй зверье".
На вздох последний я успел,
Стихи пропел, часы сломал,
И время духом вон из них,
Все встало, словно кадр кино -
Лишь неподвижные фигуры воском -
И я убежал

Сквозь щелочки между секунд,
Домой, где лес, где не найдут.
Там вечным летом стать весне,
А здесь лишь кепка на шоссе...

Бегу, летит под кедами земля...

Инквизиция

Слепая инквизиция любви
костры палила каждой ночью
безответно перекошено немало
не считали нам живым не интересно
пусть их там считают ангелы
мы отвернемся чтобы не мешали

Усталыми губами они трогают
последние минутки
безнадежные объедки со стола
потом какая разница куда
от боли и пустого неба.
чтоб собачьими глазами
спрашивать за что

Слепая инквизиция
сожжет инаколюбящих
сирена скорой помощи
споет на память песенку о варежках
навязаных в подарок нежно
лишь бы не озяб,

Об электричках, таких медленных
что страшно- опоздают,
телефонах леденелых
потерявшихся жетонах
стылых пальцах и гудках
напрасных- накрест

чья-то милость- слабых в рай
по льготному тарифу
очень справедливо: там так тихо
и нет одиночеств.

Слепая инквизиция любви
найдет виновных мы спокойны.
безопасно неидущим по канату
наблюдать на людной площади
так часто не везет канатоходцам.
мы то будем поумнее ладно?

А коль канатоходец упадет
тогда конечно мир поймет
как больно нам
их боль мы превратим в роман
им умирать, чтоб воплощаться
в пароходы в наши строчки в наши слезки
и другие описания наших ран
и в жалости нетрезвых дам

а мы возьмем на борт сто грамм
а после после после...
после все конечно же пройдет
мы улыбнемся и пойдем
ведь мы шикарно отдохнем
с ружьем и другом палачом
мы позовем своих знакомых
и пойдем стрелять других собак бездомных.

@темы: Александр Непомнящий, тексты песен