Внебрачная сестренка Гарри Поттера
Вертолет

Наш вертолёт летит, а крысы бегут -
Серые крысы, голубой вертолёт.
Черёмуха на улицах, а в клетке везут
Емельку-царя, и кто теперь разберёт:
Где чёрт, где чернильница, где свет маяка,
Где Великий Октябрь, где Ласковый Май.
Звездочётов, как грязи - сплошны облака,
И поэтому каждый знает точно, где рай.
Туман, туман - и всех прижало к земле
На овощные грядки под бюджетный расчёт.
Солнышко в артериях на полном нуле
У "стучкиных детей", но каждый верит и ждёт
Мультяшное счастье в спокойной стране,
Где всем на халяву мир и любовь,
Где застрахует всех по божеской цене
Госстрах либо ангел - только подпись готовь.

И ночь - без края, без отчества, без
Пробужденья - лишь снег блестит. Бес
Летит под луной на промозглых высотах, страшась только Имени,
И повинуясь приказу - везти! - под Псалтири глаголов плетьми
Он мчит, чтоб успеть на заутреню в Иерусалим
Успеть на заутреню в Иерусалим.

Ништяк закончились weekend-ы в Простоквашино -
Всех взяли в заложники боевики.
Политкорректный "пед" бдит, все ль права уважены,
А по острогам звенят мужиков кандалы
Над городом круглым Чёрной Башни игла -
Микки и Мэлори были совершенно правы
У Супермаркета слоган с изображеньем Христа
Индейцы не ждут чудес - лишь огненной воды
Рим чтит закон, но правы всегда варвары,
И обвязавшись взрывчаткой, стебут гуманизм
И кто-то так и не досмотрит Санта-Барбару
Уйдя по коридору октаэдрических призм,
Где мухами корчатся в каждом стекле
Те, кто не сумел света лучиком стать.
Как холодно ветру на всей малой земле.
Как на щитке дрожат стрелки - ждут приказа "взлетать".

И ночь - без края, без отчества, без
Пробужденья - лишь снег блестит. Бес
Летит под луной на промозглых высотах, страшась только Имени,
И повинуясь приказу - везти! - под Псалтири глаголов плетьми
Он мчит, чтоб успеть на заутреню в Иерусалим
Успеть на заутреню в Иерусалим.

Сны серого кота

Не дожившим до рассвета дайте медную монету,
Шоколадную конфету и полезные советы.
Заверните белой тряпкой всех гонявшихся за солнцем
В кабаках и переулках за сто жизней световых
До далеких звезд,
Что снились серому коту на одной из крыш.
Под ногами мост -
Черна вода - что ж, берег дальний, ты молчишь -
Твое имя - жизнь.

Вечная метель над нами, трассами и городами,
Адресами позапрошлыми, безхозными словами,
Что гоняет время-ветер по декабрьской планете,
По пролетам стылых лестниц, и летит прочь моя песня
До далеких звезд,
Что снились серому коту на одной из крыш.
Под ногами мост -
Черна вода - что ж, берег милый, ты молчишь -
Твое имя - жизнь.

Из квадратных уравнений кладбищ, кубиков многоэтажных,
От дорог на все четыре, дальше пятикнижий даже -
Берендеевые тропы, конопляные обрывы,
Глас шестый в церковном хоре.
О погибших молчит море
До далеких звезд,
Что снились серому коту на одной из крыш.
До далеких звезд...

Солдат

Опять пожар, и бедный мир
Горит пылает по вине всех тех, кто спал
В ночь на посту, словно в раю,
Как на курорте, где нет ветра черных дыр.
Я виноват, ты виноват,
Что не дождется парня девка, сына - мать.
Опять.
И заслонит от смерти черных самолетов
Собою он наш Сталинград, Белград или Багдад,

И свят солдат.
И прав солдат.

Людей все меньше - жрут нули
Из банковских счетов людей по одному.
И сладкий газ из тьмы небытия
Ползет в мир сумерками в сторону зари.
Земля жива пока, и птицы прилетят
За просто так всем виноватым и живым
Но в память нам закатный ветер гонит дым -
Не нами мир живой и остановлен ад,

И СВЯТ СОЛДАТ.
И ПРАВ СОЛДАТ.

Автостопная 3

Из пункта А в пункт В по лесной дороге скоростью Х идет дурачок.
С неба звездочки падают, как гордые ангелы, в башке играет гаражный рок.
Исходных данных не хватает, автостопа тоже нет, значит города В не достичь,
А в этом городе есть междугородний телефон, и без него невозможно жить.
Парням с ТВ, бывает, в стопе помогает фанта, а в черном небе летит самолет,
Но я, увы, предпочитаю фанте портвейн, так что сей камень не в мой огород.
Хотелось лечь поперек трассы, но услышал Бог, так что уже через три часа
Все будет так, как пел уже Володя Высоцкий: гудок и "Здравствуй, это я".

Я приезжаю в город В, но он точно такой же, как и уездный город N:
Пьяные рожи, табличка УЛИЦА ЛЕНИНА и лущит семечки под нею нацмен.
Меня встречают, обещают хлеб, соль, полный зал и вписку, а также памятников обзор,
Но телефонный провод сдал здесь на цветной металл на днях безвестный местный вор.
Во мне восстал Жеглов, Дзержинский и Малюта Скуратов, только толку мне в том не хрена.
Мне предлагают джин-тоник, и я его пью, чтобы не нюхать, как горят мои крыла.
Но - снова чудо: кто-то вспомнил, что в переговорном сегодня ночью на смене герла,
Его герла, а, значит, там возможна халява, гудок и "Здравствуй, это я"

Нет, монумент космонавтам мы смотреть не пойдем, на фик подъезд, где бухает толпа.
Изобразив бесстрастие компасной стрелки, с кирпичным ликом я шагаю туда,
Где вполне рафаэлева телефонистка открывает мне свежайший секрет,
Что широка страна родная, неизвестны причины, и по ним связи два часа уж как нет.
Это что, Кали Юга?! Новый Порядок?! Или Басаев взял в заложники пару столбов?!
Это не Гоголь уже и даже не Кафка, и даже не Ильф и Петров!
Это вообще... Дальше пропуск (цензура),- короче, шел я через шесть этажей,
Но шагай хоть до девятого, пляши там на крыше - черный ворон, nevermore, туз пикей...

Короче, пьянка была, а после был концерт, и я порвал четыре струны.
Всем, в кого верю, это была молитва, всему, что вижу - объявленье войны.
Летали алые мухи, а за левым плечом пристроился незримый суфлер.
С телеэкрана египетским профилем сокола вещает некто Альберт Гор.
Под ветром бури равноденствий с треском занялись крыши красным отблеском на тьме наших лиц
Холодным пламенем инферно, а тот, что слева, звал клиентов в клуб самоубийц,
Чтоб пристрелить геометрию Эвклида, где карта плоской Земли вольна
Превращать в подобие доз героина гудок и "Здравствуй, это я".

Концерт закончен был как надо - приездом ментовки - руки за голову, мордой к стене.
Насколько все мы порой иногородни, настолько мы не в родной стране.
Товарищ сержант, я вам все расскажу про дом родной и про сад у реки,
Про закаты, рассветы, или, лучше, спою. Вы правы, мне края ваши чужи.
Да, да, прописка и сердце мои - в ином месте. Зачем я здесь?- Я и сам не пойму.
Так отпустите ж... Хотите, вам все подтвердят - я для того на пять сек. позвоню.
Почему я хамлю?.. Захлопнулась дверь - теперь можно спать до утра,
Чтоб перепутать, во сне или наяву добрый сержант и голос после гудка.

Поспать мне не дали - тусовка приняла меры и принесла двести рублей.
Мы вольные птицы, пора, брат, на вписку, с рассветом же опять на хайвэй.
На вписке ждет пиво с просьбой спеть "убей янки" и прочая сансара сует,
А я не хочу ни туда, ни в нирвану - Ватерлоо, надпись "выхода нет".
Но, как случаются сказки с херовым концом, так и реальность себе не верна:
Карета не стала тыквой, в мир вернулись все краски, где-то смерть от себя умерла.
Что нашел я на вписке, я думаю, ясно. В сердце Псалма 90 слова
И "я, наверное, поздно, прости, что разбудил, звоню просто так, целую. Пока."

Знаю

Рай лежит на остриях копий
Чтоб увидеть, надо сметь ослепнуть
Чтобы понесли как лист сухой ноги
Как прикажет им невидимый ветер

И сырая трава задымится
Под невесомыми углями-ступнями
И пойдут греться звери и птицы
Hе пугаясь огня за следами
Ведь..


Я не верю ни во что не верю
Ни во что не верю я просто знаю
Я не верю ни во что не верю
Ни во что не верю я просто знаю
Солнце горит во мне,
Солнце горит во мне
Пока горит во мне

Ласточка подстреленная в пулю превратится
И найдет охотничка даже в подземелье
Сбросит с плеч свинец и в небо возвратится
В сени к нам с весною принесет веселье

Hоченька бескрайняя съежится в комочек
Ляжет помурлыкать на теплые коленки
Трибунал Сыновний расставит все точки
И хозяина тюрьмы поставят к стенке

Я не верю ни во что не верю
Ни во что не верю я просто знаю
Я не верю ни во что не верю
Ни во что не верю я просто знаю
Солнце горит во мне,
Солнце горит во мне
Пока горит во мне

Лабиринты долгие по дороге к Замку
Только не помеха это для лавины
Hе рисуйте, милые, нам черные рамки
Hас еще не создали - в руках наших глина

Ой, на сон грядущий эти сказочки страшны
Для братцев-пискарей, жизнью умудренных
Скучно тратить время, толковать им напрасно
Про победу павших и радость обреченных

@темы: Александр Непомнящий, тексты песен