Внебрачная сестренка Гарри Поттера
Одиноким одиноко

Одиноким -
Одиноко,
Вьюга только
Да осока.
И дорога -
Не подруга, -
Однонога,
Однорука.
Не дорога,
А дорожка -
От порога
До окошка.
Одиноко
От печали -
Не ругали,
Не прощали.
Мне не надо,
Ради Бога,
Ни заката,
Ни восхода.
Мне бы снова,
Хоть немного,
Хоть бы слово
От порога.

Про милицию

Течет уриновый ручей.
“Ты чей?”
- я спрашиваю.
Он отвечает мне:
“Ничей.
С параши я.”

Много песен о шахтерах было сложено
Много песен о монтажниках-высотниках
А про нашу про советскую милицию
Кроме этой песни верной ни одной

Когда Баба-Яга была девочкой
Чудо-Юдо еще было маленьким
Змей Горыныч был птенчиком немощным
Царь Кощей был мальчиком-паинькой

На болоте что у озера Тихого
Народился на заре добрый молодец
У Адама и инспектора Тихона
И прозвали его Васька-омоновец

Баиньки да баиньки дурак
Не спи мой маленький

Постучится мусорок
Скажет: "Я от Ивашова"
А ты добрый и счастливый
И не свяжешь слова

И затащит в воронок
Страшный злой и кровожадный
Скажет: "Вот тебе за Сырок.
Вот за глюки-буги”
Он лишил Ягу невинности девичьей
Он Горынычу срубил буйны головы
Он Иванушку повесил на фенечках
И смотрел как его кушают вороны

А Кощею он яичко иголками
Истыкал, а после вовсе кастрировал
А потом яйцо засовывал в уточку
А ее потом засовывал в зайчика

Баиньки-д-баиньки дурак
Не спи мой маленький

Постучится мусорок
Скажет: "Я от Барбаняна"
А ты добрый и счастливый
И немножко пьяный

И затащит в воронок
Страшный злой и кровожадный
Скажет: "Вот тебе за Сырок
Вот за Перекресток”…*
Много песен о шахтерах было сложено
Много песен о монтажниках-высотниках
А про нашу про советскую милицию
Песен нету и не надо их совсем!

Про Тора (Натка Барановская)

Волк закован в незримую цепь
Из шума кошачьих шагов,
Из камней неприступнейших скал
И все это знает великий Тор.

И одноглазый летит орлом
Раздавая свой мед бездарным поэтам
Его день никак не находит ответа -
Что будет в конце и в начале света.

Определи путь светил.
Установи день и ночь.
Тот мед, что ты пил
Сможет тебе помочь.

А с золотого кольца богинь
Капают новые кольца.
А здесь идет затянувшийся пир.
Но век грядет мечей и секир.

И страж богов трубит в свой рог
Сотрясая священное дерево ясень.
Исход этой битвы всем уже ясен
Но и таким мир прекрасен.

Разобрали по кирпичам (Натка Барановская)

Разобрали по кирпичам паруса твоих колесниц.
И теперь зеленее там ,где не видно знакомых лиц.
Серый холод давно простыл грея руки твоим костром.
А я хотела, чтоб ты забыл все, что будет с тобой потом.

Не дыши на мое окно - мне живые нужны цветы.
Я ткала это полотно из архива своей мечты.
В океане твоих причин не найдется такой волны
Чтоб поверить , что ты любил, а не просто просил взаймы.

Так ты неси коромысло сам , только не расплескай воды.
Коль идешь к этим берегам, то хотя бы оставь следы.

Раскаленный июль

Раскаленный июль, обезболь
меня в прорубь,
Преподай отъезжающим в рай
инструктаж на санскрите.
Как спасать свои души в воде,
исповедуясь перед собой,
И напомни о СПИДе.

Раскаленный июль,
впечатлен твоим ядом.
Над растресканным полом -
глаза перед высохшим краном.
И оставленный кем-то цветок,
он же кактус, который не смог,
С экзотическим смрадом.

О, согласитесь, не самое
лучшее времечко выбрал мой друг
для своей панихиды.
О, это белое злое "ах"
на черном ажурном "ых",
до блевоты родных и друзей,
И далеких, прохладных и
недосягаемых милых
с запахом моря...

Високосный июль,
нам ли быть настороже?
Не для всех теперь твой
поцелуй отшелушенной кожей.
Возгоревший от денежных масс,
серым пеплом покинувший нас,
Дымом очи изгложет.

О, где ж ты, маленький, был,
когда солнечный круг
Эти сукины дети шагами
делили на акры...
О, это небо, что шеи вокруг,
этот блуд,
Что пройдет по рукам - это
солнце привяжут к ногам...
И обратный, плацкартный,
тебя не заметивший милый
с запахом моря.

Рябина за окном (Нибелунг)

Мёртвенный пепел лун в трауре неба,
Перхотью буквы звёзд - моё имя.
Чтобы его прочесть - столько вёрст.

Нибелунг! Ничего у тебя не выйдет -
Кошка сдохла, хвост облез.
И никто эту кровь не выпьет,
И никто ее плоть не съест,

Ждешь? Врёшь!
В руках синдромная дрожь. Пьешь? Что ж…
На то и солнечный день
Раскис в квадрате окна.
И твоя мама одна,
И твоя мама больна.

Утешься собственным сном,
Где я - рябина за окном

Вольному руки греть в пламени танго,
Я заклинаю пить воды Конго
Чтобы пожар отмыть. Петь да петь!

Нибелунг! Это палит костры туземка -
Бронзовая самка гну.
И ты в клетке ее так крепко,
Что не поймешь почему.

Весна.
Похмельный сладко мурчит
Бес сна
Вчера была тарида,
Сегодня в горле блесна.
Твое вино не беда,
Когда вина не ясна.

Еще одним серым днём
На кухне с грязным столом,
Где я - рябина за окном

В памяти млечных рун - смерти и корни,
В рунах - движенье зла в миокарде,
Чтобы его простить - два крыла.

Нибелунг! Это плавит твой воск конвектор,
Перья крыльев вмерзли в сталь,
Память в трубы уносит ветром.
Улетай! Улетай!

Семь бед -
Один ответ - бога нет как нет;
Где на столе будет гроб,
Там на столе будет спирт.
Где за столом кто-то пьёт,
Там под столом кто-то спит,

Где человеческий лом
Присыпан хлоркой и льдом,
Там я - рябина за окном…

С соком горького аира

С соком горького аира
Тело шепоты впитало
Все пути ведут в начало
Ты дошел до края мира
В точке между "есть" и "нету"
В миг без ночи и без утра
Богомолом - пустоцветом

Если выйдешь из начала
Станет время изменений
Самой чистоты кристалла
Хватит чтоб родиться тени
Первый шаг сминает травы
И тогда роса от боли
Станет каплями отравы

Спать забыл смыкая веки
Остудил себя под утро
В остановленные реки -
Руки скрученные мудрой
И у ног седые змеи
Счет ведут чужим дорогам
Только им мешать не смею

Толи высечен из камня
Толи сотканный из ветра
Тоньше самой тонкой ткани
Светел и невидим…

Самолетик

Говорят, пароходики - это не вредно.
Говорят, пароходики - это не страшно.
От них и любовь, и цветы, и пенье.
И от этого живей идет распродажа.

Увидел пароходик и сгорел дотла,
Оставив на поверхности мазутные пятна.
Может от любви,
А может от зависти.
Не уберегли, не досмотрели...

Мой самолет был болен, тяжело болен,
Неизлечимо болен пароходиком в море.
Мой самолетик помер, насовсем помер,
Он умирал долго от пароходика в море.

У самолетика был пароходик легких,
У самолетика был пароходик сердца.
Ему вызывали по ночам скорый поезд,
А в скором поезде нет от пароходов средства.

Увидел пароходик и сгорел дотла,
Оставив на поверхности мазутные пятна.
Может от любви,
А может от зависти.
Не уберегли, не досмотрели...

Мой самолет был болен, тяжело болен,
Неизлечимо болен пароходиком в море.
Мой самолетик помер, насовсем помер,
Он умирал долго от пароходика в море.

Сафари

Там, где последний раз на землю брошена
Красная тень желтого льва...
Поступь звериная, осторожная,
Оттуда, где кончается грань прямого угла,
Туда, где начинается мгла.
Идет лев, беззвучны шаги
Из тьмы.
Через тьму он ищет свой цвет
Что так беззвучно молчит позади.
След, след, след...
Меня еще много, на мне живут
Лапы, грива и хвост,
И кисточка на конце меня.
Я буду им себе говорить
И не стану один.

Лев был как месяц слеп.
Он знал, что должен путь
Резать огнем лапы следов.
Лапы хромали шаг и стесняли грудь,
Ломающую камни ветров и красную тень.
Туда, где еще может быть день

Идет лев, хотя бы затем, чтоб вера жила,
Чтоб жил его цвет,
Чтоб не кралась по пятам его тень.
След в след...

Красное сафари на желтые лапы гриву и хвост,
И кисточку на конце хвоста.
И значит, должен путь через тьму
Резать лапы следов.

ТиБиБо

Кукла с оскаленным ртом,
С острыми зубами,
Я люблю свою куклу.
Я с ней игрался в раннем детстве,
Я ее резал ножом на кухне,

Я ей ломал руки ноги
И выкалывал
Красные глаза иголкой.
Я ей вырывал ноздри, ногти
И вешал в ванной на бельевой веревке.

Ти Би Бо,
Потерпи немножко,
Неотложка в пути.
Ти
Би
Бо
Кукольная любовь моя,
Кукольной жизни рознь.

Кавалер Орденов Невинной Крови,
С ним походная кухня:
Щипчики, скальпели, зажимчики,
А ты сегодня будешь моей раненой куклой.

Раз два три я - доктор ТиБиБо, а что у нас
Внутри, ну-ка?!
Четыре, пять, шесть, и ты внутри такой же
Как и все. Фу! Скука!

Ти
Би
Бо
Не кричи напрасно,
Просто здравствуй еще один.
Ти
Би
Бо
Кукольная любовь моя,
Кукольной жизни рознь.

Раз два три
четыре пять шесть,
Я - Ти Би Бо,
хочу вас всех съесть.

@темы: Веня Д'ркин, тексты песен